Почему в Беларуси около 90% программного обеспечения является пиратским?

Доля пиратского ПО на рынке Беларуси одна из самых высоких в СНГ. Почему не только простые граждане, но и государственные органы предпочитают использовать нелицензионные программы и что делается, чтобы изменить ситуацию, мы расспросили Игоря Верховодко.

Информация по делу
Игорь Верховодко: управляющий партнер ООО «Бизнесконсалт» – официального юридического представителя компаний ассоциации BSA, объединяющей ряд ведущих мировых производителей программного обеспечения, в том числе корпорации Майкрософт.

– По вашим оценкам, какой процент на белорусском рынке пиратского ПО и какой – лицензионного?

– Такой статистики нет, но есть вероятностные расчеты, которые проводились в том числе и по линии BSA. Эти расчеты говорят, что около 90 процентов программного обеспечения в Беларуси является нелицензионным.

– Сокращается ли доля пиратского ПО на белорусском рынке, есть ли какие-то положительные тенденции?

– Изменения есть. Они происходят за счет того, что налаживается процесс продажи лицензионного программного обеспечения, ведется борьба с продажей и использованием нелицензионного ПО. Но опять же какой-то конкретной статистики нет. По моей чисто субъективной оценке, рынок пиратского ПО в Беларуси может сокращаться от 1 до 5 процентов в год.

– Почему так медленно? В чем причина?

– Это сложный вопрос. Думаю, что основная причина в том, что многие государственные органы пользуются нелицензионным ПО, в этот фактор все и упирается. Дело в том, что оснащение всех государственных органов лицензионным программным обеспечением стоит достаточно больших денег. Эти расходы нужно закладывать в бюджет, это огромные суммы, которые неподъемны сегодня для Беларуси.

– Microsoft и другие члены BSA готовы предложить Беларуси какие-то преференции, чтобы снизить количество нелицензионного ПО на рынке?

– Microsoft часто предлагает различные опции для отдельных сегментов рынка. Например, для общественных объединений вообще бесплатные версии предлагаются или возможность легализации пиратских версий. Также предлагаются значительные ценовые преференции. Эта политика Microsoft, и она направлена на то, чтобы облегчить возможность покупки лицензионного ПО. Но тут еще большое значение играет активность государства в этом вопросе. А наше государство пока не готово к этому ни экономически, ни психологически, потому что нужно созреть для этого и дать определенную команду, что пора покупать легальный софт и бороться с пиратством. Такой команды пока нет.

– А государство может получить какую-то выгоду, если даст такую команду?

– Конечно. Использование качественного ПО во всех отраслях экономики важно потому, что это дает возможность получать качественный продукт на выходе. Для примера можно привести известную историю, когда используются контрафактные детали в самолетах и в поездах, что может сделать поездку не совсем безопасной. Когда я сажусь в самолет, мне страшно подумать, что какая-то деталь является контрафактной и может выйти из строя. Соответственно, использование контрафактного ПО может привести к проблемам такого рода, когда в самый неподходящий момент выйдет из строя компьютер на атомной электростанции.

– А вы сами не пробовали взять инициативу в свои руки и подать в суд на ряд министерств и ведомств за использование контрафактного ПО?

– Ну вы же понимаете, что если общество не готово к дополнительным существенным расходам, а в бюджете нет средств для глобального решения этого вопроса, то вопрос этот и не решится мгновенно, несмотря ни на какие обращения. Даже если мы сегодня подадим иски в отношении министерств, это ничем не закончится. Трудно представить, что государство примет решение о покупке лицензионного ПО в условиях отсутствия бюджетного финансирования на эти цели.

– Получается, что выхода нет?

– Выход есть. Он заключается в постепенной легализации рынка ПО. В других странах этот процесс шел примерно также. В той же России или в Казахстане быстрее увеличивается процент лицензионного ПО, но тоже постепенно. Не бывает так, чтобы все сразу стали сознательными и рынок сразу стал белым.

– Но ведь 1-5 процента в год – это очень медленно. Такими темпами мы только лет через 40 придем к более-менее цивилизованному рынку…

– Я думаю все-таки, что увеличение доли лицензионного ПО будет осуществляться в геометрической прогрессии. Сегодня это 2 процента, послезавтра уже будет 5 процентов, потом еще больше.

– Что вселяет такой оптимизм?

– Эта процедура сродни борьбе с пиратством в области продажи видео- и аудиопродукции. Там тоже не все сразу начиналось, тоже сначала был постепенный рост, который потом перешел в рост в геометрической прогрессии. Точно так же и с ПО. И в обозримой перспективе рынок ПО в Беларуси все же станет цивилизованным.

– Есть мнение, что в обороте Microsoft рынок Беларуси играет весьма и весьма незначительную роль, поэтому такие компании еще долго будут смотреть на нас сквозь пальцы…

– Не то чтобы сквозь пальцы… Комплексный подход в борьбе с пиратством в любом случае будет присутствовать, другое дело, что он не набрал такие обороты, как в странах, которые являются приоритетными по сбыту.

– Есть ли у Microsoft и других членов BSA стратегический план по борьбе с пиратством в Беларуси?

- План, безусловно, есть, он структурирован по определенным направлениям деятельности. Во-первых, это различного рода образовательные мероприятия, которые проводятся и для пользователей, и для правоохранителей. Во-вторых, это методическая работа с государственными органами, в первую очередь правоохранительными, которая помогает бороться с правонарушениями. В-третьих, это непосредственная борьба с нарушителями. Сначала мы используем методы убеждения и предупреждения, если же нас не понимают, то переходим к более жестким методам – применению мер юридической ответственности. У нас ответственность предусмотрена как за продажу пиратского ПО, так и за использование его в работе. У нас, естественно, есть прецеденты наложения штрафов на продавцов и пользователей пиратского ПО.

– И какие штрафы у нас предусмотрены?

– Если речь идет об административной ответственности, на юридическое лицо – до 300 базовых величин, на физическое – от 20 до 50 базовых величин.

– Но учитывая, что в Беларуси около 90 процентов пользователей используют нелицензионное ПО, то надо писать в милицию даже не сотни тысяч, а миллионы заявлений о нарушениях. Как вы выбираете, кого наказывать?

– У BSA не такая политика. Повторюсь, что сразу всю страну заставить купить лицензионное ПО невозможно ни организационно, ни технически, ни финансово. Поэтому этот процесс носит поступательный характер. Соответственно, у BSA приоритетным направлением является убеждение – превентивная, разъяснительная работа, направленная на использование лицензионного ПО. Лишь когда BSA понимает, что все меры убеждения исчерпаны, она обращается к мерам карательным. Например, в отношении таких нарушителей, которые неоднократно привлекались к ответственности, однако не прекращали продажу контрафактной продукции ради получения быстрой и легкой прибыли.

– Сегодня есть много сайтов, которые предлагают скачать нелицензионное ПО с ключами взлома. С такими пиратами ведется борьба?

– У производителей программного обеспечения есть специальные службы, которые отслеживают в интернете такие предложения и ведут с ними борьбу. В том числе ведется и работа с провайдерами, чтобы они не предлагали своим клиентам скачать пиратское ПО. В России этот процесс уже пошел достаточно активно. И в Беларуси BSA планирует в скором времени начать борьбу с подобными явлениями.

Сергей Сацук, газета "Ежедневник"